«Оленегорск: Люди. События. Факты»

«Город рос на моих глазах»

Накануне празднования юбилея нашего города и горно-обогатительного комбината мы обращаемся к истории их становления, к людям, которые еще многое могут вспомнить и рассказать об этом. Одним из таких старожилов является Антонина Яковлева Федорова. Антонина Яковлевна — ветеран трудового фронта, награждена медалями «За оборону Заполярья», «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны», «За трудовое отличие», медалями в честь юбилейных дат со Дня Победы, Благодарственными письмами. В следующем году она отметит свой юбилей — 90 лет со дня рождения. Антонина Яковлевна с удовольствием поделилась с нами своими воспоминаниями.


(left)

— Детство мое прошло в деревне Шаламово на Урале, недалеко от Челябинска. В семье нас было четверо детей, а я — самая старшая. Родители занимались крестьянством. В это время в стране шло раскулачивание, и мой дед попал под этот процесс — его раскулачили и выслали. Наша семья считалась середняками. Родители держали хозяйство, сеяли, убирали. И хоть мы избежали раскулачивания, отец решил переехать в Челябинск. Помню, жили там в большой землянке на две семьи, которую сами и построили. Русская печь, деревянные полы. Жили тогда небогато, одежда была вся самотканая. В то время в Челябинске строили тракторный завод. Мы, девчонки и брат, ходили туда за досками для землянки. В этом городе я впервые пошла в школу, первый раз увидела трамваи. В начале тридцатых годов была большая засуха. Корову приходилось кормить полынью, и молоко из-за этого было горьким.
Отец снова решил переехать — теперь в Сибирь, в Красноярск. Но мы доехали только до Тобольска — все заболели, поэтому решили остановиться там. С продуктами было плохо. Мама меняла одежду на муку, а мы собирали брусничный жмых возле крахмального завода и приносили его домой. Отец нашел работу в местном совхозе, нас приняли и сразу заселили в один из пустующих домов на окраине города. Правда, переселенцев здесь не очень жаловали. Прожила наша семья в Тобольске недолго. Раскулаченные родственники, которые поселились на Кольском полуострове, звали к себе на Север — здесь строился новый город, была работа, и на детей выделяли продукты. Так мы оказались в Кировске, вернее в поселке под Кировском — Кукисвумчорр. Отца сразу же взяли на работу по его специальности — электриком на рудник. Мы пошли в школу. Из самых ярких воспоминаний того времени — трагедия в поселке. В декабре произошел снежный обвал, сошло две лавины. Несколько двухэтажных бараков, в которых жили люди, были погребены под снегом. Погибло восемьдесят два человека. К счастью, наша семья не пострадала.
После школы, где-то в 1937 году, я поступила в Кировскую фельдшерско-акушерскую школу и стала медсестрой. После ее окончания в 1939 году меня направили на работу в Мончегорск, в детские ясли № 2, которые располагались на проспекте Жданова. Там я и проработала все предвоенные годы. Войну я встретила в доме отдыха в Ленинградской области: летом 1941 года мне дали от работы путевку. Суббота 21 июня была обычной, а на следующий день мы узнали, что началась война. Тогда мы еще не знали, что такое война. Все, кто жил рядом, сразу разъехались по домам. Ведь мы, медработники, были военнообязанными. Девушек директор дома отдыха разделил на бригады, и мы патрулировали, проверяли документы, а некоторые копали окопы. Десятого июля пришла телеграмма с приказом явиться в Мончегорск. Ехали очень долго, станции бомбили, поезд часто останавливался. По приезду сразу пошла на работу в детские ясли. Детей становилось все меньше — многих эвакуировали родители. Ясли переехали в другое помещение — поменьше. Мы работали как раньше. Самолеты летали, но бомбили не сам город, а только предприятия. Когда звучал сигнал воздушной тревоги, выводили детей в бомбоубежище, а маленьких выносили на руках. Все годы войны я проработала в яслях. Кроме того, мы ходили помогать медсестрам в военный госпиталь, писали письма для раненых, возили дрова, рыли окопы, осматривали население. В Мончегорске был образован истребительный батальон, на занятиях которого мы учились стрелять. Но это не пригодилось. День Победы я встретила дома, узнала об этом по радио.

После войны мы познакомились с Ильей Ивановичем, за которого я вскоре вышла замуж. В 1953 году вместе с семьей переехала на работу в Оленегорск — от Мончегорского горздравотдела меня направили на повышение — на должность заведующей детских яслей. Это были первые в городе ясли на двадцать мест для детей до трех лет. Располагались они тогда в бараке, рядом со столовой № 1, а в феврале ясли переехали в новое двухэтажное каменное здание на Строительной, 9. Они назывались просто — детские ясли № 1 — и уже были на 66 мест, я набирала персонал, который оформляли на работу в Мончегорске. Всего тогда в яслях работало 25 человек. Заведующей я проработала до самого выхода на пенсию в 1971 году. Работы было очень много. Благоустраивали мы ясли сами, сажали деревья, приводили в порядок двор, правда, конечно, помогали родители. Приходилось тяжело, особенно трудно было заготавливать дрова для кухни и прачечной с печным отоплением. Холодильников тоже в те времена не было. В пристройке был выстроен подвал, где хранили продукты, выдаваемые сразу на две недели. Весной ездили на озеро, пилили лед для подвала. На него и складывали продукты, чтобы не испортились.
Город рос практически на моих глазах. Я до сих пор помню многих наших воспитанников. Конечно, они уже давно выросли, многие живут и работают в Оленегорске.


Подготовила И. ДЬЯЧКОВА.
Фото автора и из архива А. Федоровой.