«Оленегорск: Люди. События. Факты»

Планы, сорванные перестройкой

Внешний облик Оленегорска кардинально не меняется вот уже два десятка лет. О причинах говорить не нужно, они известны всем - в постперестроечную эпоху работы для строителей в малых городах почти не осталось: численность населения в девяностые годы начала снижаться, особенно в северных районах, где к падению рождаемости добавилась еще и миграция в южном направлении. Сейчас главная за­дача - сохранить в должном состоянии то, что было построено предшественника­ми. Однако, что мешает нам пофантазировать и представить себе, каким бы стал сейчас Оленегорск, не попади он вместе со всей страной под реформенный каток?

Впрочем, к чему фантазировать? В середине и конце восьмидесятых, когда трудно было вообразить го­родской пейзаж без стоявших там и тут строительных кранов, рабочих вагончиков и растущих ввысь и вширь каркасов новых зданий, ис­полком - тогдашний орган местной исполнительной власти - имел чет­кое представление о том, каким бу­дет Оленегорск через десять-пятнадцать лет. Во всяком случае, на период до 2000 года план застройки жилых кварталов и ввода в эксплу­атацию новых социальных объектов был разработан во всех деталях.

Почетный оленегорец Михаил Михай­лович Кузьмин, про­работавший в должно­сти председателя го­рисполкома с 1978 по 1989 год, вспоминает: «В восьмидесятые было завершено стро­ительство второго, третьего и четвер­того микрорайонов. Что касается перс­пективы, то у нас пе­ред глазами лежал разработанный «Гипроникелем» проект, согласно которому в про­должение Ленинградского проспек­та должны были строиться пя­тый, шестой и седьмой микрорай­оны. Ответственность за седьмой микрорайон лежала на механичес­ком заводе и базе мелиорации, за остальное отвечали ГОК и испол­ком. На все про все отводилось око­ло десяти лет, то есть к 2000 году три новых микрорайона уже пред­полагалось ввести в строй. Также мы планировали провести под же­лезной дорогой тепловые и прочие коммуникации и дотянуть их до станции, где построить еще один микрорайон - специально для раз­вития железнодорожного узла. Обращали внимание и на старую часть города: двухэтажки между улицами Мира и Бардина подлежа­ли сносу, а на их месте намечалось поставить новые дома, в наших бу­магах это называлось восьмым микрорайоном».

Некоторые признаки того, что Оленегорск хотели не только «тя­нуть» в сторону станции, но и об­новлять со стороны промплощадки, можно увидеть и сейчас. Тогда же, в 80-е, появилось новое пятиэтажное здание на улице Бардина. Целый год оно стояло без отделки - проверя­ли его сейсмическую устойчивость (выдержит ли силу взрывных волн, докатывающихся из карьера). Экс­перимент прошел удачно, и трест «Севзапцветметремонт», о котором ныне остались одни воспоминания, взялся за собственный счет застраи­вать пятиэтажками начало улицы Строительной. Но развернуться так и не успел. По оригинальному про­екту был построен жилой дом на ули­це Мира, благополучно сданный и заселенный. А вот его брату-близ­нецу, что появился у подножия «горки» по дороге от центра к седь­мой школе, повезло меньше - он так и остался недоделанным и был законсервирован до лучших времен, которые, может быть, когда-нибудь настанут.

Во второй половине 80-х числен­ность оленегорского населения (вме­сте с жителями поселка Высокий) достигала тридцати шести тысяч че­ловек. По прогнозам двадцатилет­ней давности, к XXI веку она долж­на была составлять более сорока тысяч. Разумеется, требовалось, в первую очередь, думать о воспита­нии и образовании подрастающего поколения. В связи с этим появился проект строительства новой школы-десятилетки, которую предполага­лось соединить (как в организаци­онном, так и в буквальном смысле - при помощи «теплого» перехода) с уже действовавшей школой № 2. К началу 80-х возникла нехватка мест в оленегорских детсадах - ее осо­бенно остро чувствовали молодые родители, не знавшие, кого «подмазать», чтобы устроить ребенка в садик. Усилиями ис­полкома и предприятий за две пятилетки количество мест в дошкольных учреждениях увеличилось практически вдвое, и проблема была снята с повестки дня.

Пожалуй, самые обшир­ные планы в отношении объектов соцкультбыта были направлены на развитие сфе­ры здравоохранения. Так, после сдачи «под ключ» дет­ской поликлиники (увы, ее строительство так и не завер­шилось, и выстроенная на месте нынешнего сквера бетонная коробка была со временем разобрана) намечали снести распо­ложенные за больницей частные дома и построить на их месте два терапевтических корпуса на сто пятьдесят мест каждый. Скажем еще, что женская консультация должна была находиться напротив магазина, известного в народе, как «двадцать пятый», а на том месте, где она сейчас, планировали орга­низовать зубоврачебную поли­клинику с административным кор­пусом и медкабинетами. Проекты, к сожалению, остались только на бумаге.

То же самое можно сказать и о Доме быта, который должен был появиться на улице Строительной, но так и не появился. Документа­ция по нему была полностью под­готовлена, строительство хотели на­чать в 1989 году. Кстати, по тог­дашним правилам, если проектно-техническая документация была го­това, проект просто обязаны были реализовать, иначе можно было по­пасть под статью за неэффективное использование бюджетных средств.

Но времена переменились, переме­нились и правила.

Может возникнуть ощущение, что обстановка для реализации гран­диозных (в масштабах сравнительно небольшого городка) архитектур­ных замыслов была тогда воистину райской: деньги сыпались, как из рога изобилия, предприятия не зна­ли, куда девать прибыль, и городс­кое руководство имело возможность воплощать в жизнь любые свои меч­ты. На самом деле все было куда сложнее. «Мечты» необходимо было подкреплять подробнейшими вык­ладками, всесторонне аргументиро­вать. Для того, чтобы «пробить» в области строительство школы, тре­бовалось предварительно сделать анализ демографической ситуации в городе, спрогнозировать рождае­мость на ближайшее и отдаленное будущее, подтвердить дефицит учебных мест, переполняемость классов и т. д. После того, как сама идея получала одобрение в верхах, предстояло еще согласование конкретного места для строительства, а это означало, что проектировщи­ки обязаны были просчитать, из ка­кого района детям сложнее всего добираться до уже существующих учебных заведений, учесть их мас­совость, прикинуть, сколько автомобильных трасс им при­дется пересекать по до­роге в новую школу... Вся эта работа отнимала немало времени и сил, зато, как правило, всем проектам, составленным в Оленегорске, област­ные начальники давали зеленый свет.

Рост промышленного производства связывали не только с освоением комбинатовских железо­рудных горизонтов, но и с развитием других пред­приятий, например, базы мелиорации, а также с появлением новых. Если бы все удалось, в Оле­негорске могли начать работу за­вод кондитерских изделий (этот вопрос был согласован с областью, даже место уже подобрали) и за­вод пьезоэлементов. О последнем можно рассказать подробнее. В былые годы база советской радио­технической промышленности раз­мещалась в Прибалтике (вспомним знаменитые магнитолы «Сигма» и проч.). При этом многие материалы и детали поставлялись из дру­гих регионов страны. Возникла идея организовать подобное про­изводство и у нас. Использование пьезокерамики и по сей день счи­тается одним из наиболее прогрес­сивных направлений в радиоэлек­тронике, но для ее выпуска требу­ются определенные условия. При­балтийские специалисты побывали в Ревде и договорились о постав­ках необходимого сырья, а сам за­вод должен был появиться в Оле­негорске. Не появился.

Да, случись все так, как было ука­зано в планах последних советских лет, облик нашего города мог быть иным. К примеру, по улице Южной, которая фактически «накладывается» на объез­дную дорогу, не должен был двигать­ся грузовой транспорт - его плани­ровали пустить в обход, чтобы не ме­шал жителям, в первую очередь, уче­никам школы №4. Да и сама Южная, которая, за небольшим исключением, представлена только нечетной сторо­ной, могла быть другой, не такой «од­нобокой»...

Подводя итоги, можно сделать вывод, что к началу девяностых тем­пы развития городского хозяйства достигли максимального уровня. Максимального - на тот момент. Они вполне могли бы расти и даль­ше, а вместе с ними естественным по­рядком рос бы и город, если бы не пошло на слом государство со всей своей экономикой. Во главу угла, как уже было сказано, поставлены те­перь другие цели: сберечь и удер­жать. Сдача новых объектов отно­сится к категории событий штучных, посему особенно приятно, что это иногда все же происходит, пусть и не так часто, как прежде.

Что будет с Оленегорском даль­ше? «Маленьким городам вроде на­шего очень трудно существовать за счет внутренних ресурсов,- считает с позиции своего опыта М. Кузьмин. - Им просто необходимо помогать извне. Тогда можно будет не толь­ко поддерживать нынешнюю ин­фраструктуру, но и осуществить все то, о чем говорилось выше. Считаю, что планы, составлен­ные нами четверть века назад, не устарели и сегодня, они ждут сво­его часа. Я верю в будущее Олене­горска. Понятно, что времена теперь иные, когда-то на комби­нате работало более шести ты­сяч человек, каждая вторая се­мья в городе была связана с ком­бинатом, сейчас эти цифры гораздо меньше, но ГОК не остано­вился, он продолжает работать, и это главное. К тому же есть несколько глобальных проектов, которые непременно осуществятся - допустим, прокладка газопрово­да по территории Мурманской обла­сти. Это дополнительные рабочие места, дополнительные доходы. Даже если проект и не затронет не­посредственно Оленегорск, все рав­но увеличится наполняемость реги­онального бюджета, а значит, му­ниципалитетам станет легче ды­шать... Так что перспектива есть, и неплохая».


Святослав ЭЙВЕ
.