«Оленегорск: Люди. События. Факты»

Всего лишь двадцать лет назад

«Заполярная руда» готовится к юбилею. Сегодня это полноценная шестнадцатиполосная газета с цветными фотографиями, сверстанная с помощью современных компьютерных программ. Но совсем недавно, всего каких-то лет двадцать назад, выпуск одного номера выглядел совершенно иначе. Об этом рассказывает ответственный секретарь газеты Татьяна Сабинина. В этом году у нее еще и личный юбилей — с «Заполярной» она уже двадцать лет.



Изменилась не только сама газета, но и технология ее выпуска. В начале 90-х «Заполярку» возглавлял Александр Зайченко, с 1995-го — Наталья Руденко. Четыре корреспондента собирали главные новости Оленегорска. Пакет материалов формировался из интервью, которые планировали чуть ли не за месяц, текущих новостей, проблемных статей, заметок о культурной и спортивной жизни. Так как номер печатался способом высокой печати, то к пятнице практически все материалы, старательно отпечатанные на машинке секретарем Татьяной Сверчковой, сдавались на корректуру и на читку редактору. Тогда же создавался макет будущего номера. В понедельник макетные листы и машинописные оригиналы отправляли в типографию в Мончегорск.
Сегодня газетчики могут бесконечно нахваливать компьютерную верстку, потому что те из них, кто работал с высокой печатью, могут много и долго рассказывать, что это за «зверь». Мончегорская типография обладала в те времена небольшими возможностями. Фотографий печатали немного, получались они нечеткими, иллюстрациями читателей тоже не баловали. Заготовки и клише в виде цветочков, рамочек использовались для праздничных номеров и для поздравлений. Каких-то двадцать лет назад технология почти не отличалась от того, как когда- то печатали газету «Искра».
— Практически всю неделю я проводила в Мончегорской типографии. Линотипист на линотипе набирал с листа текст статей. Про линотип можно рассказывать отдельно. Это машина по набору текста, скорее, огромный чан с расплавленными сурьмой, оловом, свинцом и прочими не очень полезными для здоровья добавками. К этому чану прилагается устройство с клавишами, как на печатной машинке, и наборной кассы с формами-матрицами букв, за которым и сидит линотипист Он устанавливает ширину колонки, нажимает на эти клавиши, и вниз падают буквенные матрицы или пробельные клинья, — вспоминает Татьяна Валентиновна.
Набрав одну статью, линотипист передавал эстафету верстальщику, который делал уже печатную форму. Это кропотливая работа: из букв — слова, из слов — строчки, из строчек — колонки. Если в современной газете можно сделать колонок столько, сколько нужно, то раньше их количество для формата АЗ строго варьировалось от трех до шести. Каждая строчка, отлитая на линотипе, собиралась в колонки, заголовки верстальщик набирал уже вручную. Линейки и пробелы между колонками, заметками и статьями тоже делали вручную из маленьких деталей. Форма полосы «вырастала» сверху вниз в зеркальном отражении. Чтобы читать такой текст, надо очень приноровиться. И только после всех этих операций на печатной машине устанавливалась готовая форма, и прокатывали будущую газетную полосу. Иллюстрации вставляли уже на машине. Бывало, они вставали вверх тормашками.
— Представьте себе форму газетной полосы из металла, обвязанную бечевкой, вес неподъемный, возили их на тележках, на которые верстальщики — хрупкие женщины — переносили их со стола вручную, — продолжает рассказ Татьяна Валентиновна. — Пробные гранки были маленькими, оттиск получался слабый. Именно этот оттиск и вычитывался первоначально, поэтому попадались и «огрехи». Не так часто, но бывало, что строчки в колонке при верстке путались, и корректору приходилось искать продолжение текста по странице. Ну, а опечатки — это уже классика жанра. Однажды помню, как в рецептах заготовок из перца вместо буквы «ц» проскочила буква «д». Думаю, читатели очень бы веселились, если бы читали, что можно приготовить из «переда».
Всего двадцать лет отделяет нас от 90-х. Изменились технологии, меняется газета. Но четверг, день выпуска свежего номера нынешней «Заполярки», по-прежнему самый хлопотный. В редакции — рабочая суета: ничего не забыть, не пропустить, не потерять. Вечером вся редакция «на выдохе»: номер по электронной почте отправлен в типографию. А в приемной уже звонки, посетители — рождается новый номер. И опять с нуля начинаем следующий. И так уже шестидесятый год подряд.
Наталья РАССОХИНА.

Самые известные опечатки
Смерть за букву
Вообще-то цензурные органы НКВД никаких невольных опечаток не признавали. Существовал циркуляр, в котором от чекистов требовалось повысить бдительность в борьбе с классовым врагом, проникающим в печать под видом опечаток, публикующих антисоветскую пропаганду. За одну единственную опечатку был арестован и расстрелян главный редактор центральной махачкалинской газеты. Правда, опечатка была не где-нибудь, а в фамилии самого вождя. И не какая-нибудь, а самая ужасная из возможных. Вместо буквы «т» черным по желтовато-серому была напечатана буква «р». Если за «Салина» уфимского корректора посадили на пять лет, а за «Стадина» всего лишь уволили редакцию одной из областных газет, то за «Сралина» пришлось отвечать по полной.

Скажи мне, чем ты командуешь
Легче отделались сотрудники туркменской газеты «Коммунар», допустившие ставшую знаменитой опечатку в слове «главнокомандующий». Какие-то ободряющие слова в адрес советского водного транспорта там произносил «гавнокомандующий». Вся редакция была уволена без права заниматься печатной деятельностью в течение пяти лет. Видимо, туркменских акул пера спасло, что правильно получившееся плохое слово должно было бы писаться с «о».